Военный врач: “Призыв — это билет в один конец”

20 марта «Комсомольская правда» опубликовала заметку, в которой сообщалось со ссылкой на Министерство обороны РФ о 9 861 убитом и 16 153 раненых российских военных на Украине . Но некоторые источники уже сообщают о более 17 000 убитых солдатах. Чтобы лучше прояснить ситуацию, мы поговорили с военным медиком, который сейчас находится в Белоруссии. В целях безопасности мы скрыли его имя.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Были ли у вас особые приготовления к спецоперации на Украине? Обсуждали возможные сценарии?

Нет, нас особо не готовили. Говорили, что никаких серьезных военных действий не будет. Медиков взяли словно на экскурсию с минимальным запасом медикаментов. 3-4 дня — максимум неделя — и домой. Мы были уверены, что зайдем спокойно. С малейшими потерями.

Как разворачивалась ситуация на месте?

Вышли 24 февраля со стороны Гомеля. Цель — Чернигов. Но уже сразу стало понятно, что прогулки не выйдет. 25 числа нам передали информацию от бригад под Гостомелем: больше 500 солдат в ходе операции в разных точках — убито. Раненых сотни за два дня. У нас шок.

“Получили приказ: тяжелораненых не лечить, медикаменты экономить”

Что вы отреагировали на то, что началась мясорубка?

Я — военный врач. У меня долг двойной — перед Родиной и перед раненными. За этот месяц я понял, что Родине все равно на своих раненных. То есть не Родине, а нашему командованию. Врачам дали приказ: “На тяжелораненых медикаменты не тратить. Запасов недостаточно. Пополнение будет, но не сейчас.” А у нас полевые госпитали завалены. Транспорта не хватает, чтобы отправлять ни в Россию, ни Белоруссию. Некоторых — особо тяжелых — бросали, чтобы освободить место для тех, кто сможет выжыть. Такой был приказ.

Вы описываете страшные сцены. Но ведь это война. Почему, по вашему, ситуация настолько плоха?

У меня опыт военного хирурга 27 лет. Проходил Чечню. Но такого хаоса и безответственности, никогда не видел. Моя оценка — это полнейшая деградация. У меня ужасное чувство несправедливости за парней, которых бросают на убой. И чувство беспомощности — я ведь мало-чем могу помочь. Нам же говорили одно, а получилось противоположное.

Проблемы есть, но тем не менее это война за будущее России. Так нам говорят власти. Что вы ответите на это?

Я все понимаю. Но то, что я вижу — это какие-то фантомные цели. Молодыми парнями просто манипулируют во имя ничего. Играют сугубо на чувстве патриотизма. Ты же русский — должен бороться за свою Родину. А на выходе — неподготовленные солдаты и до ужаса непродуманной план. Судите сами: нашим бойцам выдали индивидуальные перевязочные пакеты, в которых только жгут Эсмарха и антисептик.

Какие моменты за месяц вас поразили больше всего?

Еще в самом начале войны ужаснул такой момент — привезли 19-летнего парня. Он был в БТР, когда тот подорвали джавелином. Его зажало, и он обгорел. Кричал, а потом стонал: «Я не умру, я не умру. Я буду жить». Реагировать было очень тяжело. Что ему говорить, что отвечать? Мы сделали все, что можно, прооперировали, отправили его в госпиталь, но он скончался. Были еще истории, но не хочу вспоминать.

Поэтому вы приняли решение об увольнении?

Я попытался уволиться, но командир батальона при мне порвал заявление. Тогда я 14 марта отослал его по почте, чтобы уж точно и официально его получили. Письмо пришло на почту через четыре дня, но его никто не забрал. Позвонил в батальон, пообещал жаловаться в прокуратуру, меня решили припугнуть. Пришел к выводу, что единственный способ уволиться с военной службы — не выходить на работу. Последствия будут, но нервы уже на пределе. Не вывожу.

Сейчас стартует весенний призыв. Чтобы вы посоветовали призывникам, которых могут забрать на фронт?

Хочу обратиться к матерям, женам, сестрам. Подумайте о ваших детях, парнях, братьях или мужьях. Не дайте им умереть. Не отпускайте в Украину. Говорю сразу — вас нагло обманывают. Все, что происходит на Украине — не операция, не легкая прогулка, а настоящая бойня. Вы не увидите своих детей даже мертвыми. Сейчас тела либо разбросаны по улицах, либо прикопаны где-то в лесах. Они даже не на территории России.

Парни, призыв — это билет в один конец. У вас еще вся жизнь впереди. Не давайте ее сломать военным бездарям. Есть возможность — косите, убегайте, прячьтесь. Вы не вернетесь героями, вы не вернетесь вообще. Генералы спокойно наблюдают в сторонке, создают видимость приближения победы. Уже хотят 9 мая давать парад на Красной площади. Но если это приближение, то только смерти российской обокраденной армии.