Мнение ветерана. Все что нужно знать о “радостях” войны

Прошло не так много времени с тех пор, как я повесил свой казенный АК на гвоздь, а запах пороха и гари перестал преследовать меня повсюду. Это как последствия коронавируса, когда переболев, у человека меняются вкусы и запахи. То же происходит и после войны. Вернувшись оттуда, вся еда тебе на вкус как галеты из сухпайка, летнее тепло напоминает жар сгоревшего танка, а салюты на новый год или день победы — прилёты вражеских мин…

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

8 декабря 1994 моему взводу в составе Владикавказской группировки был дан приказ выступать на Чечню. На тот момент мне было 19 лет. Молодой пацан, не видевший в своей жизни ничего страшнее похорон соседского пса, был отправлен на войну, убивать других людей. Живых людей. Людей у которых как и у меня есть родители, братья, сестры, мечты и планы на жизнь. А я должен это все отнять хладнокровно и беспрекословно, по приказу командира. Мне говорили, что я освободитель, но в это было трудно поверить, даже после нескольких бутылок водки.

Первые несколько дней были как сон. Постоянные ротации, переезды, крики, команды, взрывы. Я молил Бога лишь о том что-бы выжить, а если не выживу — о моментальной и безболезненной смерти. Мысли о том, что меня возьмут в плен и будут пытать были хуже самих пыток. Что уж говорить о ранениях, оторванных конечностях или вероятности сгореть заживо в подбитой технике. Если вы думаете, что поиграв в “контер страйк” вы матерые спецы, тактики и военные стратеги — это далеко не так. Тут нет возрождений, как и возможности закрыть и уйти. Нет.

Спустя несколько месяцев я получил ранение. Вражеский боец попал мне в каску, так что можете поздравить меня с еще одним днём рождения. Получив контузию и открытую черепно-мозговую травму меня отвезли в госпиталь, после чего следовала длительная реабилитация и восстановление. К сожалению из-за полученных повреждений головного мозга половина лица оказалось полностью парализованой а один глаз перестал видеть, но это меньшее из того, что могло бы со мной случиться, и на этом спасибо. Кроме того до конца жизни мне нужно пить препараты, которые не поставлялись нормально в нашу страну и в другие более мирные времена (такие были?), а теперь из-за новых санкций хочу передать всем нашим политикам и стратегам пламенный привет и благодарность — умру на 10 лет раньше чем планировал.

Жены и детей у меня до сих пор нет. Инвалид с мизерной зарплатой и соцвыплатами, кому нужен? Люди пытаются себя прокормить, а я всего навсего еще один голодный рот. Обещанная квартира от государства оказалась обычной комнатушкой в коммуналке. В принципе ничего удивительного, учитывая сколько имущества конфисковали у наших “патриотов” за границей. Теперь хоть понятно, что вооон тот диван на яхте очередного Усманова вот он и есть моя квартира. А тот вертолет на третьей палубе — наша областная больница. Молодцы, так держать!

Это я все к чему, собственно.

Мотивом моей графомании стал подписанный недавно приказ о призыве срочников на службу, с целью обеспечения проведения “специальной операции” (читай — войны, произносить нельзя, а думать можно) на Украине. Вспоминая все, что я пережил и к чему это все привело, у меня есть всего один совет — бегите. За границу, к бабке в деревню, в подвал,в колодец, куда угодно. Ничто на свете не стоит вашей жизни, а оставленная вам в подарок не пригодится, поверьте.