Что дороже — жизни солдат или собственная репутация? Почему руководство армии нам врет

Россия начала специальную операцию на Украине еще 24 февраля. Но за два месяца не было предоставлено точных статистических данных о потерях российских солдат. Граждан РФ кормили картинками об освобождении украинских городов, но никак не комментировали цифры потерь. Параллельно “по сарафанному радио” распространялась ужасающая статистика — десять, пятнадцать, двадцать тысяч только убитыми. Власти России не подтверждали, но и не опровергали эти цифры. 

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Спустя 2 месяца Минобороны опубликовало данные, которые и вправду оказались колоссальными. Их количество превысило 13 тысяч. Около 7 тысяч объявили пропавшими без вести. В статистику вошли и смерти моряков с крейсера “Москва”. После трагедии власти заявили, что весь состав моряков эвакуирован. Но как теперь стало известно: больше 100 человек — погибло, еще 100 — без вести пропавшие. 

Почему командование врет?

Подрыв авторитета. Командование спецоперацией действует, следуя закону «сладкая ложь лучше, нежели печальная правда». Человек подсознательно доверяет руководству, если его представители говорят уверенно, действуют безошибочно, быстро находят выход в критической ситуации. И наоборот — сложно увидеть лидерские качества в сомнительной и неуверенной позиции командующих, которые часто ошибаются. Министрам и генералам нужно держать марку. Они выберут молчание, если что-то пошло не по их плану. Как например, огромное количество человеческих потерь на спецоперации. 

Страх восстания. Люди все видят и чувствуют. День, два, неделя – терпимый срок. Но два месяца без каких-либо позитивных результатов — перебор. Возникает вопрос: почему руководство сосредотачивает исключительное внимание на соседнюю страну? Спецоперация — это больше про интерес Кремля. В то время, как обычные граждане переживают за свое будущее, благополучие и благополучие своих семей. Если начать говорить про реальные потери, то населения может не выдержать и взорвется бунтом.

Нежелание осознавать ошибки. Глобальная ошибка на уровне управления армией может стать фатальной для карьеры генерала. Штабу не выгодно допустить малейшего просчета. Стратегия выхода на территорию Украины была не до конца продумана. Командование выбрало неверную тактику, которая вылилась в большие ресурсные потери. Причем ресурсы — это не только техника и оружие, но и люди. Больше 13 тысяч — это трагедия и провал. Если поднять вопрос, кто виноват, ответственных сразу же устранят. Выгоднее скрывать правду.

Имитация контроля. Ложь позволяет умывать руки от реальной ответственности. Нет жертв – нет проблем. Ситуация под контролем. Чтобы зачистить улики, тела просто не довозят на территорию РФ, а хоронят в братских могилах вблизи границы. Отсутствие факта смерти солдата гарантирует непричастность верхушки. Претензий никаких – ведь ситуация и вправду под контролем, но только в выгодном для генералов свете, а не для тех, чьи сыновья отдают жизни. Поэтому “пропал без вести” можно смело считать “нет в живых”.

Давление Запада. Если проявить слабость сейчас – есть вероятность прогнуться навсегда. Не нужно распространять реальные данные о потерях и просчетах, ведь это означает признать некомпетентность во многих сферах. Подсветить невыгодные для России стороны равнозначно дать шанс на политическую контратаку международного уровня. Россия играет на два фронта: если в случае Украины — это физическое вторжение, то с Западом — мощная информационная война. 

Как просачивается информация и кому доверять?

  1.   Жалобы родных. Если на первых порах родственники военных с гордостью провожали своих героев на службу, то сейчас они забили тревогу. Уже 2 месяца как военнослужащие не выходят на связь. Источники, из которых они узнают о гибели солдат, неофициальные: соцсети, паблики, телефонные звонки с другой страны, сообщения от сослуживцев. Количество жалоб нарастает, близкие начинают обвинять командиров. 
  2.   Независимые СМИ. Как бы российская власть не хотела подсадить всех на иглу телевизионных новостей, но диджитализация и глобализация делает свое. Современные россияне способны фильтровать информацию и критично оценивать то, что происходит. Важно понимать, что правда у каждого – своя. Вранье важно уметь считывать. Два месяца молчания, а потом новость о десятках тысяч потерь сильно расшатывает доверие. 
  3.   Антивоенные настроения. Если независимые новости приходят с внешней стороны, то антивоенные настроения распространились среди самих же россиян внутри страны. Люди устали. Если проанализировать ситуацию, то кроме негативных последствий, спецоперация ни к чему толковому не привела. Высказывания на камеру или статистика о высоком патриотизме граждан РФ по оценкам Кремля — не в счет. Перекос экономики, санкции, отдаления от прогрессивного направления, игнор со стороны всего мира. Возникает вопрос: откуда такая ненависть? Что не так? Сопротивление неизбежно. 

Не нужно терять здравый смысл. Новости — лишь почва для формирования выводов. Сколько еще правды скрывается, мы узнаем лишь потом. Но как бы потом не было поздно. Если уже в пределах страны политики начали поднимать панику из-за последствий спецоперации, то как реагировать обычным людям, которые полагают свое будущее на руководство страны? Непонятно. В любой ситуации не нужно изолировать себя от возможности знать больше и оценивать ситуацию под другим углом.