Бегство с корабля или перевод стрелок? Губернаторы массово увольняются на фоне затянувшейся спецоперации

По России прокатилась волна увольнений среди губернаторов. Похоже, в этом виноваты последствия спецоперации. Высокий уровень неизвестности, сложная экономическая ситуация, приоретизация военного сектора, изменения в федеральном бюджете стали ключевыми факторами. От местных властей требуют невозможного — пожертвовать региональные бюджеты на нужды армии и набрать призывников на фоне поголовного нежелания участвовать в военных дейсвиях. 

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

За предварительными данными только за 10. 05. 22 пост покинуло сразу пять высших должностных лица:

  1. Губернатор Рязанской области Николай Любимов. 
  2. Губернатор Саратовской области Валерий Радаев.
  3. Губернатор Кировской области Игорь Васильев.
  4. Губернатор Томской области Сергей Жвачкин. 
  5. Глава Республики Марий Эл Александр Евстифеев. 

Что спровоцировало такую резкую смену власти на федеральном уровне? Это добровольная инициатива или все-таки принудительная процедура? Если посмотреть на ситуацию со стороны тех, кто уходит, то причины должны быть и в самом деле веские. Ведь на кону стоит потеря статуса и денег. Что подвергает губернаторов делать такой непростой шаг? Разбираем причины. 

  1. Спасение репутации. Местные власти ближе всего к реальным данным. Они располагают прогнозами и инсайдерской информацией. Они попросту больше знают об  экономических и военных реалиях. Им известны масштабы человеческих и финансовых потерь. Финансирование одного дня спецоперации — триллионы рублей. И оно заканчивается. А пополнять его будут из федеральных резервов. Поэтому для региональных глав покинуть пост — это превентивное действие с целью сохранить свое лицо.

Расходы на армию с начала спецоперации выросли в десятки раз. Государство должно обеспечивать нужды военного сектора первоочередно. Центральные власти решили привлекать всевозможные источники финансирования. Например, местные бюджеты регионов. Даже несмотря на то, что деньги нужны для других жизненно необходимых целей. Финансовые ресурсы, выделены на спецоперацию, сгорают вместе с очередным танком или истребителем. 

  1. Недофинансирование регионов. Армейское командование просит финпомощь у Москвы, но источники финансирования — из регионов. Этот факт не нравится местным главам. Возникает конфликт интересов локальных руководителей и военного начальства. Но генералы сейчас имеют больше власти. Их мнение на первом месте. Поэтому и перераспределение бюджета будет в пользу военных потребностей. Следовательно — в убыток регионов. Губернатором ничего не остается, только как смириться или уволиться.

По оценкам военных экспертов 1 истребитель СУ-35 стоит $82 млн. Это стоимость 7 новых роддомов. Цена штурмовика СУ-25 — $15 млн. Этой суммы вполне хватило бы чтобы обеспечить пенсиями 80 457 пожилых людей. Новый онкологический центра стоит, как 4 танка Т-72, а именно $12 млн. Вместо покупки 1 самолета ИЛ-76 МД, стоимостью $85 млн, можно спасти 57 детей со спинальной мышечной атрофией. Самое печальное, что тысячи единиц военной техники за миллиарды долларов уже уничтожены на Украине. Деньги, которые могли бы пойти на нужды развития регионов, просто догорают где-то под Харьковом. 

  1. Конфликт с военными. На каждый регион создается план развития, финансовый план, а теперь и план по количеству набора призывников. Есть тенденция: чем более отдален регион от центра, тем больше призывников от него требуется. В случаях, когда происходит недобор военнослужащих, военное начальство начинает активно вешать всех собак на местную власть, за то что они не выполнили приказ. Так уж сложилось, что теперь административные органы должны выполнять военные заказы. 

Сокращение затрат на развитие регионов из-за финансирования армейской казны провоцирует сопротивление и протест граждан. Реализуя незапланированные изменения расходов в местных бюджетах, губернаторы не могут выполнить все обещания и квартальные\годовые планы. Результаты: подрыв авторитета и открытые негодования со стороны россиян. Как следствие — увольнение ответственных глав с мотивацией, что лучше уйти сейчас, нежели дождаться пика недовольства.