“Там тебя готовят на верную смерть” — матери меняют отношение к военной службе после начала СВО

В мирное и спокойное время главное задания солдата — пережить казарму. Но когда военнослужащего ожидает потенциальное участия в любых операциях военного характера, то главным становится выживание. Если раньше сыновей отправляли в военное училище с целью сделать из мальчика мужчину, то теперь матерям при выборе будущей профессии ребенка нужно оценить риски и расставить правильные приоритеты.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Рядовые, сержанты, офицеры — все общаются на разных языках, не понимают состояний и желаний друг друга. Все, что есть у них общего  — это страх перед количеством звездочек на погонах и жесткая субординация. Казалось бы, СВО должно сплотить силы, мотивировать объединиться под единой целью помочь Родине. Но критичная ситуация обострила инстинкт самосохранения каждого из рангов военной структуры.

“Как тебе повезет. Если учение попало на мирное время, то есть шанс, что после тебя ждет нормальная жизнь. К сожалению, я учусь в непростое время. Каждый день считаю дни до завершения службы. Знаете, как Робинзон Крузо на безлюдном острове считал дни одиночества, здесь то же самое. Внутри то ли страх от неизвестности, то ли тоска по дому. Ты не знаешь, призовут ли тебя. Но даже если призовут, то я объективно понимаю, что моего опыта не хватает. Тебя попросту готовят на верную смерть…” — делится курсант личными переживаниями о службе.

Пока среднестатистический солдат переживает душевное расстройство и витает в невесомости, командиры пытаются объяснить ситуацию, как они определяют судьбу солдат.

“Они сказали призывать всех военнообязанных с мелких поселков и деревень, даже тех, кому нет 18. Чтобы не было лишних вопросов, мы создали предлог поездки на Украину “учения на западных землях”. По правде, мы не знали, что ожидает ребят на Украине, никто прогнозов не давал,” — комментирует командир танкового взвода Казанского училища.

Последствия убогой подготовки солдат, дискоммуникации, пресечений дискуссий о возможных рисках и непродуманности действий не заставили себя ждать: спустя 4 месяца больше — 30 000 тысяч жертв со стороны России.

Даже если упустить провалы в коммуникации и в понимании между “военными классами”, вырисовывается ряд других, не менее важных, проблем.

Унижение — как норма. В казарме все еще действует дедовщина. То есть мальчик, которому нет 18, но уже есть собственные представления о мире, попадает в среду унижения. По сути, он не имеет права жаловаться, протестовать, ведь для службы это — нормально. У него не остается выбора только как обозлиться на весь мир и держать обиду в себе. Родным, друзьям не расскажешь  — засмеют, а старших товарищам по части нет до тебя никакого дела. Здесь возникает вопрос даже не о мужестве, а о человечности.

Стирание идентичности. Одинаковая форма, питание, режим дня, понятия и нормы жизни в казарме ни для кого не новость, но за годы такой жизни в человека невольно вырабатывается стадный инстинкт. Сначала в повседневных действиях, а потом в способе мышления. Уже, кажется, что собственная позиция не имеет никакого значения. Потом такой подход проявляется в семейных отношениях, на работе.

Подготовка к худшей жизни. Военный условия — это про аскетизм, ограничения, запреты. Казалось бы, все, чтобы угомонить потребительскую сущность человека. Но это не совсем разумный подход. Когда постоянно нарочно ограничивать себя от нормальных условий существования, вынуждено страдать, то появляется чувство, что можно и так жить. Зачем пытаться достичь большего? Это сокращает амбиции в будущем. Человек привыкает к худшему. 

Суть статьи не в том, чтобы обидеть или обесценить долг военнослужащего. Наоборот, наши защитники имеют очень важную миссию и за это им огромный поклон. Цель — показать, в каком состоянии сейчас находится военно-образовательный сектор, с какой халатностью власти подходят к подготовке армии, что происходит “внутри” взводов. 

Ожидания и планы у правительства глобальные, а подготовка и содержание живых ресурсов, мягко говоря, хромают. Ситуация с СВО — наглядный пример убогой компетентности военных структур. Выбор будущего для своего ребенка — личное дело каждой матери, но главное оружие — быть предупрежденным.