Почему все больше бурятов не хочет воевать против Украины


Представители Республики Бурятия, которые исполняют свой военный долг на территории Украины, жалуются, что их унижает коммандование. Рапорты бурятских военнослужащих игнорируют, а жалобы даже не рассматривают. С начала июля уже были замечены случаи побегов. Например, солдаты выпрыгивают из автобусов, чтобы не попасть на фронт. 

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Фонд «Свободна Бурятия» — первая этническая антивоенная инициатива. Ключевая задача фонда: юридическая поддержка контрактников армии РФ, которые отказываются воевать на территории Украины. Фонд все чаще получает письма от самих военных и их жен с просьбами о помощи.

По словам президента фонда Александры Гармажаповой, «Свободной Бурятии» удалось помочь 150 бурятам вернуться с фронта на Родину, причем еще около 400 дел разных военнообязанных еще ждут своего череда. 

Спецоперация – конвейер смерти

Как бы СМИ не пытались приукрасить информацию и смягчить жесткие последствия СВО, народ жаждет правды и находит ее в независимых источниках. Реальные факты о потерях возбуждают инстинкт самосохранения. Нечеловеческие условия выживания, больше 35 тысяч смертей, отсутствие технического обеспечения, недостаток медпрепаратов, еды, одежды — все это свидетельствует о пренебрежительном отношении со стороны правительства и военного командования со смертоносными последствиями.

По данным исследования, которое провела Елена Трифонова, за время войны смертность мужчин в Бурятии в возрасте до 30 лет увеличилась в четыре раза. Средний возраст погибших военных — 29,3 года. На 12 июня — 184 погибших из Бурятии. Без отцов осталось минимум 90 детей. В список вошли военные, которые родились или служили в республике. Спустя сто дней с начала войны Бурятия по-прежнему занимает второе место по числу погибших. Больше — только в Дагестане.

Воевать — значит замолчать

Буряты — более свободолюбивый народ по сравнению с русскими, которые боятся высказать свое мнение. Сильный контраст заметен в комментариях россиянок и буряток:

«Наша семья очень поддерживает Владимира Путина. Раз так решил главнокомандующий нашего государства, наверное, это правильно. Поэтому ни у кого нет никаких сомнений. Ни с чего Владимир Владимирович не стал бы начинать. Он, наверное, знает, что делает. Я своего мнения по этому вопросу не имею. Если так есть, значит, оно так должно быть», – говорит сестра погибшего танкиста Анна Иванова, гражданка РФ.

Такое чувство, что это заранее придуманный сценарий, показушный комментарий. Анна потеряла близкого человека, но в ее словах нет боли потери: жалости, непринятия, обиды, обвинения. Ни слова о погибшем брате. При этом девушка  показывает неуверенность, используя слово “наверное”. Говорит, что “своего мнения не имеет”. Абстрактно выражается о будущем с помощью фразы “так, должно быть”.  Русским ничего не остается — только слепо доверять идолу. 

Комментарии жен военных Бурятии с очередного митинга против СВО в корне отличаются: 

“С 24 февраля они [военнообязанные мужчины] участвуют в спецоперации. Истощены морально, физически. У всех контузии легкой и средней степени тяжести. У них нет больше никакого выбора, только как погибать за непонятные ни нам, ни вам цели. Верните нам наших мужей!» — заявила на камеру жена военнослужащего Вера Партилхаева. 

Ожидания и реальность не совпадают: российские власти врут. Правительство обещало, что военные быстро вернутся. Но СВО продолжается уже пятый месяц.  Обещали достойные компенсации за гибель родственников на фронте  — не выплатили, прикрываясь кризисом. Только приходят весточки о смерти и прилетают цинковые гробы. 

Буряты видят в ситуации с Украиной свое гипотетическое будущее. Если сейчас не остановить смертоносную машину-убийцу других народов, то следующим не придется много ждать своей очереди. Реакция на поведение российских властей должна быть молниеносной, чтобы сохранить идентичность, право слова, выбора и жизни.