Ад на земле: почему тувинцы отказываются воевать на Украине

Люди уже давно не верят в идейность спецоперации. Возникает все больше вопросов: за что воюем и против кого? Бои за территории превратились в борьбу за право человека на жизнь. Военный как единица общества сейчас мало-что значит: даже с ограничениями по здоровью и пятью детьми — годен. Искать правду решили тыловые бойцы — матери, жены, сестры. В группах в вайбере они обмениваются юридическими сводками, новостями, полезными статьями. Но главная их цель — найти способ отказа от участия в спецоперации  на законных основаниях.

Материалы не попавшие на сайт мы выкладываем в нашей Viber-группе и Telegram-канале. Обязательно проверь!

Разменная монета спецоперации

В Бурятии и Туве статистика погибших на спецоперации относительно численности насиления зашкаливает. В конце июня более десятка жен и матерей бурятских военных выступили с видеообращением к главе Бурятии Алексею Цыденову, призвав его вернуть своих близких из Украины. Женщины не постеснялись заявить в открытую, что военных обманным путем затащили на войну под видом прохождения учений.

“Мой брат ехал на «учения», он не подписывался на войну с другой страной. По сути, его обманули и только накануне вторжения сообщили, что они будут пересекать границу. Он еще из Беларуси звонил, жаловался, что «руки выкручивают», но я так поняла, что бежать побоялся, видимо, угрозы включали не только трибунал, но и физическую расправу”, — рассказывает  одна из активисток.

Не долг, а корысть 

Основной поток призывников идет с наиболее бедных регионов РФ. Ведь государство знало, как подкупить мужчин — пообещав заоблачную зарплату. За пару месяцев на фронте можно и ипотеку закрыть, и на отпуск насобирать. Средняя зарплата в Туве составляет 10–15 тысяч рублей.  Многие военные рассказывают, что устали жить “от кредита до кредита”. Только вот спустя четыре месяца спецоперации даже бывалые просятся домой.

Российская армия терпит большие потери — и вопрос даже не в превосходстве противника. Просто Россия бросила своих же военных на произвол. У большинства бойцов нет нужной формы, оружие — гнилое, вместо обуви — галоши, сухпайки — простроченны. Техника больше похожа на металлолом, ведь лучшие единицы уже разбиты или разворованы, а образцы прошлого века сыпятся на ходу. Наши солдаты сломлены физически и морально.

Лично мне запомнился ролик, как тувинцы ловят бесхозную скотину, режут и готовят себе еду. Не знаю, их там не кормят, что ли? Такое ощущение, что у российских солдат в Украине нет ни лекарств, ни теплых вещей. В этих женских группах постоянно собирают деньги”, — комментирует ситуацию активист Василий Матенов.

От первого лица

Российские контрактники открыто заявляют  о нежелании воевать. Достаточно часто можно  встретить заявления  в видео, постах или услышать в перехваченных телефонных звонках слова об обмане со стороны командования. Солдаты говорят, что их обманули  и  кинули  “на амбразуру” воевать на Украину.  

Один боец рассказал, что после прибытия в Белоруссию четыре месяца назад поступил  приказ “взять Киев за два  дня”. Как только их рота пересекла границу с Украиной, начался настоящий ад. Убитых и раненых никто не считал — все искали, где спрятаться. Спустя несколько дней непрерывных боев о «взятии Киева» уже никто не вспоминал. Тувинец через несколько недель тяжелых боев смог связаться с матерью и попросил её найти способы вернуть  его на родину. После этого разговора мать бойца начала консультироваться с юристами, чтобы узнать, имеет ли военнослужащий право расторгнуть контракт. Поначалу ей отвечали, что это невозможно.

Когда мой сын написал заявление о том, что он не хочет воевать, ему в его части начали угрожать. Ему говорили, что он пойдет под трибунал, что он сядет на 8 лет за измену родине. Ясказала ему: сынок, это блеф! Ничего не бойся, стой на своем. А назавтра ему приказали явиться на построение, и там всех, кто написал отказ, их было 13 человек, – всех перед строем поставили, начали «чморить», унижать, оказывать давление, говорить, что они предатели. И все это снимали на видео”.

Без “хеппи энда”

Благодаря поддержке матери солдат смог выдержать психологическое давление офицеров, и теперь война для него окончена. Он вернулся в Туву с 13 своими сослуживцами. Однако не всем так везет. Судьба еще 20 “отказников”, которых держат в селе Валуйки Луганской области, остается невыясненной.

Когда солдата-тувинца “отпустили” из армии на его место пришел преемник — тоже тувинец. С автоматом без магазинов и патронов. Тогда отставной боец отдал заменившему его солдату каску, все обмундирование, патроны, гранаты, бронежилет. 

Сколько ещё должно погибнуть парней, прежде чем вы поймёте, что нас, тувинцев используют в преступных интересах власть имущих? Сколько должно ещё погибнуть парней? Столько смертей, похорон, горя, а вы устраиваете праздники каждый день, веселитесь… Вам не стыдно тывалар?!” — обращаются люди через группу “Новая Тува”.

Почему наши власти  решили, что жизнь одной национальности должна быть выше другой? Тувинцы, буряты, дагестаны, чеченцы — разменная монета в бою. Наши власти  хотят уйти от ответственности, не оглашая реальные числа потерь. Но местные активисты ведут счет “свежих” могил и бьют тревогу. Идти на спецоперацию — неблагодарное  дело. Ведь в ней нет победителей. И каждый второй солдат буквально кричит в  обращении к россиянам: “Не идите сюда”. Стоит их услышать, ведь они теряют свои жизни  на передовой,  чтобы мы не  повторили их ошибок.